вопрос доктору : Не могу оправиться 3 года

Сердечно приветствуем Вас в нашей психотерапевтической
интернет-амбулатории доктора Горбатова.

Если Вы имеете психо-эмоциональные проблемы и, по каким-то причинам, не можете проконсультироваться у доктора психиатра в вашем городе, виртуальная амбулатория предоставляет Вам уникальную альтернативную возможность получить консультацию онлайн и доктора психиатра, провести психотерапевтическое или медикаментозное лечение в режиме реального времени в Скайпе или форуме.

Задать один вопрос доктору !


В начало форума - Консультации у психиатра онлайн

Доктор,помогите советом или добрым словом. К сожалению я не могу часто подключаться к сети (из-за проклятой болезни материальное положение мое печально), поэтому если вы сочте возможным, напишите мне, пожалуйста, на e-mail. Мне 29 лет, я, как говорится, классический случай ПА, поэтому не буду долго распространяться о своих мытарствах, вы и сами все прекрасно понимаете. Но я не понимаю одного. Лечили меня долго и упорно, только в стационаре держали 3 раза по полгода (только не подумайте, это был дневной стационар). Не помогало 2 года НИЧЕГО. Только после того как я починил компьютер главврачу (я по профессии - прграммист), мне назначили курс КЛОПИКСОЛА (я уже начал подозревать, что дело не только в ПА, меня это пугает, ведь этот препарат уже для лечения... Не хочу даже говорить). Через пару недель симптомы ПА исчезли и я стал выходить без страха на улицу, а там более-менее наладилось. Но пришла другая беда, в связи с ней я и хочу попросить вашего участия, - я совсем утратил интерес к жизни, все начало валиться из рук, с хорошей работы пришлось уволиться (стало невыносимо не только работать, но и просто находиться перед компьютером), снова лечился, теперь уже от депрессии, но не ПАКСИЛ, не КОАКСИЛ, не АНАФРАНИЛ и куча чего-то еще не помогли. Мне наконец надоело, и я бросил лечиться. Вот уже в общей сложности 3 года сижу у матери и жены не шее, растолстел как свинья, мысли о работе отвратительны, и нет сил уже бороться. А ведь еще эти самые 3 года назад я был СОВЕРШЕННО другим. Мне надоело даже кому-то жаловаться, пищу эти строки и меня буквально тошнит от себя, но болше всего жалко родных, они еще верят. Ответьте , пожалуйста. lsvmail@land.ru

  
10.12.03 03:12
 

Доктор, я очень волновался, когда писал предыдущее письмо, поэтому не решился задать вопрос, очень волнующий меня. После нескольких месяцев терапии, мне назначили КЛОПИКСОЛ, и почти сразу (даже как-то пугающе быстро) симптомы панического расстройства прошли (СОВСЕМ!!!). Я тогда не обратил внимания на название лекарства, однако, спустя некоторое время, решил почитать литературу (да, да, знаю, - этого делать таким людям как я нельзя, я вообще теперь стараюсь избегать медицинской литературы) и прочитал про то, что этот препарат назначают больным шизофренией, а указаний для лечения панических расстройств нет. Если честно, мне стало страшно (даже не то слово). Доктор, ответьте, пожалуйста, неужели это шизофрения, или КЛОПИКСОЛ назначают и при ПР?

P. S. Как хотелось бы, чтобы я ошибался.

  
10.12.03 04:32
 

Здравствуйте, Юрий !

Прежде всего, сообщите мне, пожалуйста, действующую субстанцию препарата Клопиксоль, после чего я смогу ответить на Ваши вопросы.

  
15.12.03 17:10
 

Клопиксол (Зуклопентиксол)
Представляет собой антипсихотический препарат (нейролептик) – производное тиоксантена.

Доктор, я хочу сказать вот еще что. Может вместо вопросов и ответов я напишу Вам на страницах форума всю свою историю - как болезни, так и лечения. У Вас будет полная картина, и Вы лишь укажете мне на моменты, которые Вам не ясны. Может я прошу слишком много, но, пожалуста, помогите советом - я живу в небольшом городе, так, что врачей выбирать не приходится (я ничего не хочу сказать плохого о специалистах лечивших меня, но мнение авторитетного врача, я думаю, будет нелишним). К тому же я стою на перепутье - возобновлять ли мне лечение, или все это уже бесполезно. Но жить я так больше не могу - это не жизнь - это настоящая пытка (пожалуй это громко сказано, но я не мастер художественного слова, других слов просто не подберу).

  
17.12.03 03:30
 

Здравствуйте, Юрий !

Zuclopenthixol - относится к группе нейролептиков и обладает среднесильным антипсихотическим и выраженным седативным действием.

Его применяют при шизофрении, при состояниях спутанности и возбуждения у больных с сенильной деменцией.

Я не думаю, что Вам его назначили по поводу, как Вы предполагаете, имеющейся у Вас шизофрении. Обладая мощным седативным действием он в состоянии устранить приступы панических атак, хотя его использование при лечении ПА равносильно " стрельбе по воробьям из пушек ". Но главврач хотел отблагодарить Вас за оказанную ему услугу и назначил нейролептик, который очень быстро ликвидировал приступы паники.

Но это совсем не означает, что у Вас шизофрения. Симптомы шизофрении, не исчезают так быстро, как это произошло в Вашем случае. Да и доктора не выставляют Вам этот диагноз.

Нейролептики также в состоянии вызвать или усилить состояние депрессии.

Меня несколько смущает только Ваша социальная изоляция, но и она может быть проявлением депрессии. Так что успокойтесь, нет у Вас шизофрении ( насколько я могу судить из краткой информации, приведенной Вами ).

Это было бы неплохо, если бы Вы изложили в деталях историю Вашего заболевания и лечения в хронологическом порядке, сделав акцент на жалобах, симптомах, психической наследственности, динамике страдания и особенностях Вашего характера.

Возможно, что мне удасться разобраться в Вашем заболевании и наметить пути оптимального лечения.

В связи с тем, что я до конца рабочей недели буду в отъезде, отвечу Вам в субботу или воскресенье.

  
17.12.03 08:31
 

Здравствуйте, доктор.

Я недавно встретил врача, что лечил меня в стационаре, и задал ему вопрос по поводу клопиксола и своего диагноза. Он ответил, что мне не стоит волноваться – у меня паническое расстройство. Больше я не стал ни о чем его спрашивать, мне сначала хочется узнать Ваше мнение.
Постараюсь изложить свою историю как можно более кратко и последовательно. К сожалению, я всегда был не в ладах с датами, поэтому в своем сообщении буду сохранять только последовательность событий и их примерную продолжительность.
Что касается моей психической наследственности, то факты соответствующих заболеваний или расстройств в моей семье мне не известны.
Вырос я в неполной семье, мать с отцом развелись вскоре после моего рождения. Воспитывался я дома матерью и бабушкой. Мать моя - женщина с сильным характером - придерживалась авторитарного воспитания, за это винить я ее не могу - даже в некотором роде надо ее похвалить, так как она помогала мне преодолевать мою природную лень и хорошо учиться. Но с другой стороны вырос я человеком несамостоятельным с изрядной долей инфантилизма и крайней неуверенным в себе. С годами эти черты во многом сгладились, но, как мне кажется, они же и послужили где-то причиной кризиса. К особенностям своего характера я бы еще добавил мнительность, склонность к рефлексии и меланхолии а также некую «заторможенность» психических реакций (возможно, поэтому многими я всегда воспринимался как человек с «железными нервами», и вправду - я предпочитал не выставлять свои переживания напоказ, и не спешить с принятием решений, из за боязни совершить ошибку).
Как я уже говорил, учился я хорошо, школу закончил с медалью, поступил без экзаменов в институт на физико-математический факультет, закончил его правда уже без отличия – понял, что кроме учебы есть кое-что еще. Поступил на работу инженером-программистом.
Начиналось все хорошо – работать было интересно, даже низкая зарплата как-то не портила настроения – все что мне было надо заключалось в самой работе. Но шли годы, жизнь лучше не становилась, грянул дефолт, предприятие оказалось на грани банкротства, сменить же место работы было нереально – провинция. А тут еще я женился, матери с женой (они учителя) зарплату не платили по полгода, так что приходилось жить втроем на мою. Кстати о женитьбе, на меня она тоже оказала своеобразное влияние, хотя через подобное проходили многие – выяснилось, что с прежней жизнью отныне придется распрощаться, общение с друзьями ограничить ну и тому подобное.
Получается, что много неприятных факторов сошлись в одной точке и наступил кризис. Выход из него я решил найти «очень оригинальный» - стал понемногу выпивать. Надо заметить, что даже в студенческие годы я относился к алкоголю довольно ровно (проще говоря, почти совсем не пил), а тут, все чаще – сначала раза два в месяц, затем уже каждые выходные (то есть все же раз в неделю – но зато «на всю катушку»), а среди недели после работы «баловался пивком», причем пиво становилось все крепче. Хотя на работе и не замечали, да и дома не слишком били тревогу, я понимал, что если все пойдет в этом направлении - я стану алкоголиком, как отец. Но очень скоро случилось то, что наверное должно было случиться – стало скакать давление, появилась одышка, заболел желудок – и, как результат, обострилась язвенная болезнь ДПК. В довесок появилась тревога, страх. Мне казалось, что я неизлечимо болен, стал плохо спать, потому что боялся заснуть, так как был уверен, что не проснусь. Дошло до того, что я не спал по трое суток, попутно впадая в истерику. С тех пор поднялась и стала постоянной субфебрильная температура, которая держится и по сей день. Начались бесконечные походы по врачам, обследования и анализы (которые оказывались вполне нормальными). Появились головокружение и пошатывание при ходьбе, чувство дурноты. Я очень резко и сильно похудел – переживания, плюс язва. Надо сказать, что в этот период невропатолог, поставив мне диагноз ВСД, прописал лечение транквилизаторами – сначала мезапамом, а затем и сибазоном, но действие их было непродолжительным, приходилось постоянно увеличивать дозы. Итак, началось это все в начале мая 2001, а в августе появились первые ПА. Стали часто вызывать скорую – я не мог понять, что происходит, - резко подскакивал пульс, холодели конечности, появлялось чувство сильного страха за свою жизнь. Но приезжала бригада, и тут же все приходило в норму безо всяких лекарств. Постепенно, по мере того, как я забыл про спиртное, залечил язву и перестал болеть желудок ,наверное, благодаря транквилизаторам, уменьшились и чувства страха и тревоги. Однако, ПА не проходили, - внезапно, без видимых причин (чаще на солнце), будь я дома, или на улице – меня настигал приступ. Появились не свойственные мне ранее раздражительность, суетливость. Тогда я решил обратился я к местному психотерапевту (он у нас в городе, как мне кажется, один), так он меня выслушал и говорит: "Жахнул бы стакан водки, может все и прошло бы", потом спохватился и добавил: "Если конечно не злоупотреблять". Ну что на я на это мог ответить?. Потом этот чудик стал жаловаться, что в России психотерапевтам мало платят, не ценят мол, а вот в Америке - это первейший врач, и живет шикарно, в общем не давал мне и рта раскрыть, впору мне было его успокаивать. Так что, в психотерапию вера у меня с тех пор сильно подорвана.
Пришлось, скрепя сердце, идти к психиатру. Доктор поставил диагноз «ипохондрический невроз» и прописал феназепам, причем по две таблетки в день, плюс таблетку под язык во время приступа. Сказал, что уходит в отпуск на два месяца, поэтому выписал рецепт на несколько пачек феназепама, чтобы мне хватило до его возвращения. Было это в конце августа. Я вышел на работу, но несмотря на прием феназепама, ПА продолжались, правда стали появляться реже, а таблетка под язык во время приступа давала следующий эффект – было такое чувство, будто меня огрели дубиной по голове и все, но симптомы ПА не исчезали. Все чаще приходилось уходить с работы, не объясняя причин. Не знаю как я дотянул до октября – к этому времени без феназепама я не мог и шагу ступить, на работе появлялся периодически. Появившись в амбулатории в октябре, я сразу пошел на прием к заведующему, сам предложил направить меня на стационарное лечение в отделение неврозов (решение это далось мне отнюдь не легко, но к тому времени я знал от знакомых, что лучшие врачи-психиатры в нашем городе не в амбулатории, а в стационаре, да к тому же можно было бесплатно получить лечение, которое мне не по-карману), но тот сказал, что я - не их больной, лучше бы мне обратиться к кардиологу. Короче, в стационар на дневное отделение я все же попал в конце октября.
Первым делом, пришлось отвыкать от феназепама, который я пил почти три месяца, оказалось, что принимать его больше месяца нельзя, да и при ПА его в настоящее время не используют (это все со слов лечащего врача). Я не помню всех схем, но назначили мне ПАКСИЛ, ПИРАЦЕТАМ, СЕРМИОН, ЦИННАРИЗИН, кажется на ночь АМИТРИПТИЛИН и уколы ЭГЛОНИЛА, последний я переносил тяжело (не знал куда деть ноги, чувство неусидчивости), но терпел. Большую часть дня проводил лежа на постели, «глядя в одну точку», то очень плохо спал, то мог проспать сутки напролет, мучили кошмары, по пути домой и в больницу случались ПА. В целом, стало еще хуже, но врач сказал, что так и должно быть в начале лечения. Затем спросил – не желаю ли я пройти психологическое тестирование, я согласился. Психолог расспрашивал о чем-то меня часа три, предлагал заполнить какие-то анкеты, я что-то рисовал, решал задачки и т. д. На следующий день врач прочитал мне выводы психолога, сказал, что все в пределах нормы и что у меня – паническое расстройство (надо сказать, что к тому времени я еще не слышал о таких вещах как «паническое расстройство» и «паническая атака»).
Ближе к Новому году к паксилу мне добавили ТРАНКСЕН, отменили эглонил, а ближе к весне транксен заменили на КСАНАКС (альпразолам). Постепенно, ПА начали отступать, вернее были состояния, близкие к приступам, но в больнице - никогда, и не такие острые, и продолжительные. Было такое ощущение, будто болезнь «придавлена», но все еще «жива».
И еще появилось странное ощущение – будто все краски вокруг меня померкли, словно весь мир как-то неуловимо изменился, словно деревья, дома стали какими-то другими, хотя разумом я понимал, что ничего измениться не могло и это очень угнетало. Но как бы то ни было, в конце апреля 2002 меня выписали.
Я вышел на работу, но толку от меня на работе не было никакого. Сказалась, наверное, длительная госпитализация, все валилось из рук, ни на чем не мог сосредоточиться, одновременно принимал ПАКСИЛ по нисходящей схеме. Так как ранее на месте работы у меня случались ПА, то само это место мне представлялось опасным, казалось, что вот сейчас еще чуть-чуть и будет приступ, появилось отвратительное желание вернуться в больницу, так как там я был защищен. И вот после майских праздников, как раз ровно через год после начала всего этого кошмара, на работе я почувствовал себя плохо, вышел на улицу «подышать», и там случился уже приступ. Еле добрался до дома, и на следующий день пошел к врачу.
Так, в мае 2002 я во второй раз попал в стационар. В больнице я как-то успокоился, мне снова назначили ПАКСИЛ с КСАНАКСОМ, но существенных сдвигов не было. Тут меня попросили снова помочь с компьютерами, программиста в штате не было, да и мне было чем заняться. Главный врач решил меня отблагодарить, и сказал, что мне сделают какой-то укол, препарат пятого поколения, очень действенный, как он говорил – мне, если честно, было уже все равно, шло уже начало июля.
Сделали мне укол КЛОПИКСОЛА трехдневного действия, я ушел домой, а обратно меня привезли вечером на скорой – развилась нейролепсия (экстрапирамидное - не знаю, правильно, ли я написал - расстройство), скрутило мышцы шеи, спины. Отпаивали меня ЦИКЛОДОЛОМ, сделали РЕЛАНИУМ внутривенно. Еще день сводило мышцы, а потом вдруг пришло необыкновенное спокойствие (скорее даже не спокойствие, а безразличие ко всему), наряду с заторможенностью. Надо сказать, что с самого начала болезни прошло больше года, а пульс у меня держался в районе 100 – 110 ударов в минуту постоянно, я все время «чувствовал сердце», тут же пульс нормализовался, тревога почти ушла, но состояние все равно было очень тягостное (стал еще почему-то очень много курить). Врач расценил все как положительную динамику и спустя некоторое время мне сделали укол месячного действия, а через две недели - выписали (июль 2002). Перед выпиской врач, выслушав мои жалобы о чувстве глубокой тоски и крайней апатии, порекомендовал принимать по 2 таблетки АНАФРАНИЛА ежедневно, а также циклодол для коррекция действия клопиксола. Посоветовал также сменить обстановку и съездить куда-нибудь.
Выписавшись, я ушел в отпуск, и мы всей семьей поехали на Азовское море (Украина) к моей тетке. Если честно, я был поражен действием клопиксола, - почти сутки в душном вагоне, адская жара, а главное – случись что, врача нет, поезд же из за меня никто останавливать не будет, но все равно никаких приступов, тревога и страх если и были, то где-то на краю сознания. Уже в Мариуполе тетка достала путевку на турбазу, там мы с женой и поселились. Вот тоже интересно – меня совершенно не пугало то, что турбаза в 40 километрах от города, медпункта там нет, до ближайшего телефона километра три, а какая жара стояла в то лето на Украине! – до 30 в тени, но я спокойно загорал большую часть дня (раньше окажись я на жаре - и приступ обеспечен), а тут НИЧЕГО. Я все прислушивался к себе, ждал, когда же начнется приступ, и снова НИЧЕГО. Казалось бы, живи и радуйся, но не тут то было. Я все делал через силу, механически, ничто меня не радовало – ни море, ни солнце. Отдых воспринимался как тяжелая работа, уже через неделю я возненавидел пейзаж за окном, стал считать дни до отъезда.
Приехав домой, я еще недели две сидел дома и не решался выйти на работу, хотя отпуск мой уже закончился. Нет – я не боялся, просто не видел смысла. Наконец, решившись, я все-таки на работу пошел (август 2002). Первое ощущение – куда я попал? что я здесь делаю? зачем я здесь? Не то что работать – просто сидеть перед монитором было невыносимо, я поминутно смотрел на часы, но время шло так медленно. Не было желания общаться с кем-либо, хотелось уйти, забиться в «норку». Я считал - это все оттого, что с этим местом у меня связаны неприятные воспоминания, поэтому решил сменить работу – все равно где, за какую угодно зарплату, но только подальше отсюда. Дотянул до ноября и уволился.
Но как часто бывает, судьба любит над нами пошутить. То, что мне не удавалось, когда я был здоров, теперь случилось само собой – я нашел не просто работу , а очень хорошую работу (по нашим меркам, конечно). Меня взяли начальником информационного центра на хорошее предприятие, совсем недалеко от дома, зарплата была как у главного бухгалтера – больше только у генерального директора, также я выхлопотал право свободно уходить с работы когда мне вздумается (под предлогом консультаций у коллег). Да и сами обязанности были вполне мне по силам. Но первый же день все мои надежды рухнули. Я еле дотянул до обеда, было просто невыносимо находиться на рабочем месте, я снова смотрел на часы, считая каждую прошедшую минуту, все валилось из рук, невозможно было ни на чем сосредоточиться. Уже дома я клял себя за малодушие, обещал себе, что завтра – хотя бы досижу до конца рабочего дня. И действительно, на следующий день, собрав себя в кулак я досидел до конца, но чего мне это стоило! – к вечеру мне казалось, что я все эти девять часов разгружал вагоны – голова кружилась, руки дрожали. Страха не было, было лишь желание добраться до дома и лечь спать, но спал все равно плохо. К этому времени я уже не принимал никаких лекарств уже два месяца. Тут как раз наступили выходные (я отработал на новом месте четверг и пятницу). В понедельник, отсидев пару часов, я понял, что больше так не могу, что еще чуть-чуть и я просто заору. В спешке написал заявление об уходе и пошел к директору. Такого унижения я раньше не испытывал – был тяжелый разговор, директор спрашивал меня про причины, а я лопотал что-то о том, что работа слишком сложная, мне не справиться, я вообще ничего не умею, а при приеме ввел всех в заблуждение. Никогда не думал, что мне придется говорить про себя такое, ведь сама работа для меня была совсем не сложной. В тот же день уволился, проработав на новом месте всего три дня. После этого я долго не мог опомниться, чувствовал себя полным ничтожеством, еще более замкнулся и потерял всякую надежду вернуться к нормальной жизни.
Единственное место, где я мог искать помощи была больница, и я в ноябре 2002 снова пошел к врачу и лег в стационар в третий раз.
Первое, что мне сделали – был снова укол клопиксола, не знаю зачем, ведь никаких приступов у меня не было уже давно, да тревоги тоже – была только подавленность, тоска и полное безразличие ко всему. Но спорить с врачом я не стал.
Потом снова назначили курс паксила с ксанаксом, параллельно два раза в день кололи амитриптилин. Но я не чувствовал никакого улучшения, даже малой толики. Врач терпеливо выслушивал мои жалобы, но схему лечения не менял. Только назначил прослушивание аудиосеансов психотерапии. Мне ставили кассету, я сидел в кресле и прилежно все слушал, но толку снова никакого – я знал наперед, что услышу – если говорили грустным голосом «вокруг вас темнота, вам холодно, страшно», то по логике, потом должны были сказать бодро «но вот выглянуло солнце, приятное тепло разливается по телу и т. д.», так оно и оказывалось. Врач сказал, что я – плохо внушаем, и эти сеансы прекратил. Наконец мне самому надоело лечиться, тем более, лучше не становилось, я стал говорить, что чувствую себя лучше и меня выписали в конце февраля 2002.
На данный момент, вот уже почти два года после больницы, я сижу дома. Панических атак не было,(тьфу, тьфу, тьфу). Но и так жить тоже невыносимо. Да, я выхожу на улицу, не впадаю в панику, если остаюсь дома один, но делаю это с опаской, ощущение легкой тревоги все равно возникает, если приходится выходить куда-то одному, быть дома в одиночестве - а вдруг как все вернется - береженого Бог бережет. В результате - я как бы нахожусь под домашним арестом (я читал – это вроде называется «избегающим поведением»). И конечно тоска, дикая невыносимая, так что хочется порой завыть. И еще невероятная апатия, каждое усилие кажется невыполнимым, порой хочется посреди дороги просто сесть на землю, и сказать «все, дальше не пойду». Я стараюсь, конечно, работу по дому взял на себя - хожу по магазинам, стираю, делаю уборку и т. д., стараюсь выглядеть здоровым. Со стороны вроде и не скажешь - что я болен, но что творится в душе - знаю только я, просто мне надоело жаловаться. И это не обычная меланхолия - главное, что я не хочу НИЧЕГО, ничто меня не интересует, такое ощущение, будто я мне сто лет и я уже все повидал в этой жизни и устал. Сместился даже распорядок моего дня, - днем я сплю - пока не придут мать с женой с работы, чтобы не оставаться наедине с собой пока их нет, а ночью сижу в одиночестве на кухне, читаю какую-нибудь дрянь, лишь бы себя занять, или лежу в постели без сна. Со знакомыми стараюсь не общаться, избегаю встреч, разговоров, если зазвонит телефон, то я стараюсь не отвечать. Раньше никогда не испытывал проблем с лишним весом, а теперь при росте 188 см вешу порядка 110 кг., кто-то скажет, что вроде бы и не слишком много, но лиха беда начало, к тому же в последнее время возникает желание постоянно что-нибудь есть. Причем, когда я заболел, то сильно исхудал, а потом резко набрал вес. Изменился характер, я стал желчным, как вредный старикашка, раньше любой конфликт старался перевести в шутку или просто забыть, а теперь ругаюсь со всеми, ору, завидую здоровым людям, словно не могу простить им их благополучия. Трудно стало даже разговаривать, с трудом подбираю слова, хотя раньше за словом в карман не лез. И такое ощущение, будто мир отдельно, а я - отдельно. Словно все вокруг изменилось, "все на месте, да что-то не так". И конечно слабость, стал сильно утомляться, держится температура 37,1 - 37,5, отчего такое ощущение, словно постоянно немного простужен.

Уважаемый доктор, если Вы дочитали мое письмо до этого места, то позвольте мне задать Вам несколько вопросов, которые очень для меня важны на сегодняшний день. Ответьте, пожалуйста.

1) Может ли постоянная субфебрильная температура быть следствием психического состояния? Все дело в том, что мой лечащий врач сказал когда-то, что он не припомнит таких случаев. Чтобы исключить соматические факторы, я довольно тщательно обследовался. Обращался к инфекционисту – сдавал всевозможные анализы, в том числе и на ВИЧ, на урогенитальные инфекции, но все было в норме. Консультировался у эндокринолога, хирурга, невропатолога, делал томографию мозга. Надо отметить, что я с детства являюсь пациентом отоларинголога, с 12 лет (а мне сейчас 29) капаю капли в нос ежечасно, у меня также хронический тонзиллит, огромные миндалины, казалось бы – поэтому то и держится температура, но ЛОР, который знает меня с детства сказал, что не поэтому, – тонзиллит уже очень давно, но раньше температура была в норме, к тому же обострений не было уже почти десять лет. Причем утром, после пробуждения, температура нормальная, но в течение 3 часов поднимается до 37,1 – 37,2 и уже держится до вечера, а вечером обычно поднимается до 37,5. Черт бы с ней, с этой температурой, если бы только я ее не ощущал, а так просто извела она меня. Почти три года.
2) Стоит ли мне возобновлять лечение и есть ли надежда? Я не врач, поэтому не люблю сам ставить себе диагноз, но мне кажется, что у меня депрессия. К непосредственному лечению через Интернет я отношусь с недоверием, но очень, поверьте, хотел бы знать Ваше мнение – стоит ли мне обратиться к врачу, что лечил меня, или поискать другого? Может ли мне помочь гипнотерапия?
3) Если мне предложат принимать антидепрессанты, то какие мне могли бы помочь? Я испробовал и паксил и амитриптилин и анафранил и людиомил (все мне назначал врач и он же определял дозировку), но эффекта, как Вы могли заметить, нет.


Надеюсь на Ваше участие.

  
23.12.03 05:58
 

Здравствуйте, Юрий !

Прочитал Ваше, хорошо написанное и легко читаемое, письмо.

Что можно сказать по поводу Вашего заболевания.

Я всё-таки думаю, что предрасположенность к психо-эмоциональному расстройству у Вас унаследована ( алкоголизм отца, как следствие каких-то эмоциональных проблем, доминантная мама ).

Кроме того, воспитание женщинами, одна из которых была сильной и " давящей персоной " не могло не сказаться на Вашей личности.

В трудных жизненных ситуациях Вы пасуете, прибегаете к помощи алкоголя, транквилизаторов или спасаетесь " бегством " в болезнь ( больницу ) .

Следующий момент: неэффективность антидепрессантов и транквилизаторов. Нейролептик Zuclopenthixol в виде депо-иньекций вызвал у Вас заторможенность и чувство безразличия, на фоне его применения у Вас развились апатия и социальная деградация.

С другой стороны бывшая у Вас тревога, приступы паники, озабоченность состоянием здоровья, дереализация и субфебрилитет свидетельствуют о наличии выраженных психо - вегетативных расстройств.

Дифференцировать необходимо между расстройством личности ( раньше называлось психопатией ) и расстройством соматизации. Я не думаю, что у Вас имеется эндогенная депрессия.

Кстати, расстройство соматизации ( соматоформное расстройство ) очень часто возникает, с одной стороны, у лиц с недостатком любви, ласки и эмоционального тепла, а с другой стороны, давлением на личность в детстве, что формирует инфантилизм и неуверенность в себе.

В отношении лечения: я думаю, что нейролептики и транквилизаторы Вам абсолютно противопоказаны ( ксанакс относится также к транквилизаторам бензодиазепинового ряда ).

Несколько сложней обстоит вопрос с антидепрессантами. Я думаю, что ни эглонил, ни анафранил Вам не нужны. Если предполагается, что Вы страдаете соматоформным расстройством, то можно было бы попробовать провести лечение одним из современных антидепрессантов из группы SSRI с тонизирующим ( стимулирующим ) эффектом, например, флюоксетином или флювоксамином. Но их дозировка должна быть достаточной.

Что Вам абсолютно необходимо, так это психотерапия ( когнитивно-поведенческая ). Без психотерапии дело не пойдет. К сожалению, как я понял из Вашего письма, с психотерапией в Вашем городе плохо.

С моей точки зрения, ложиться в психиатрический стационар Вам также не стоит. Это только усугубит Ваше расстройство личности.

Как мне кажется у Вас преобладает расстройство личности астенического типа. Возможно, что оно сочетается с соматоформным расстройством, вследствие дефектности нейро-пептидной регуляции.

Лечение: когнитивно-поведенческая терапия или психоанализ и, как попытка, приём флювоксамина или флюоксетина в оптимальной дозировке. И ничего больше.

И, обязательное условие, возобновление работы.

Всё это потребует от Вас мотивации и больших затрат энергии.

Как мне кажется, не выдержав жизненных трудностей, Вы спрятались в своей болезни и чувствуете себя, как в детстве, зависимым от матери и жены-матери ребёнком. Так Вам удобней и привычней.

  
24.12.03 01:31
 

Здравствуйте, доктор.

Совершенно согласен с выводами, касающимися психологического портрета моей личности, в частности,
«Как мне кажется, не выдержав жизненных трудностей, Вы спрятались в своей болезни и чувствуете себя, как в детстве, зависимым от матери и жены-матери ребёнком. Так Вам удобней и привычней.»
Все это так, непросто самому себе признаться в подобных вещах, но, простите мне мою дерзость, подобные выводы я делал и сам. Непросто также принять тот факт, что являешься
психопатом, есть в этом слове что-то безнадежное и пугающее. Признаюсь, Ваши слова прозвучали для меня как приговор, хотя, возможно, лишь от склонности к ипохондрии.

Вы также пишете
«И, обязательное условие, возобновление работы.»
Вот в этом то и корень моих сегодняшних проблем. Если Вы помните, я писал, что перед последним курсом лечения я устроился на новую работу, но не мог высидеть там и трех дней и как пришлось строить из себя дурачка, чтобы поскорее уволиться. Признаюсь, что даже самые тяжелые ПА не оказали на меня такого разрушительного эффекта, как эта ситуация. Понимаете, очень силен страх повторения именно этого – вдруг опять я не смогу просто усидеть, не то что работать, в результате чего придется разыгрывать несостоятельность и некомпетентность. Город у нас маленький, пройдет чего доброго молва о невежде, который пытаясь устроиться на хорошую работу, врет, что может что-то, а как доходит до дела, так бежит со всех ног. Да меня потом на пушечный выстрел ни к одному офису не подпустят. Только, пожалуйста, не подумайте, что эти слова – просто оправдание моей «удобной и привычной» жизни. Мое сегодняшнее состояние стало уже невыносимо, - просыпаться каждый день и первой мысль осознавать, что наступил еще один день, который пройдет впустую, но страх подобной ситуации засел во мне на уровне рефлексов. На самом деле я пытался, - я еще несколько раз пробовал устроиться на работу, долго сомневался, переживал, но, решившись, шел на собеседование и как-то незаметно для себя поворачивал разговор так, что у работодателя пропадало желание меня брать. После этого чувствовал себя полным ничтожеством, но одновременно испытывал и облегчение. Не знаю - как мне побороть себя? Как?
«Всё это потребует от Вас мотивации и больших затрат энергии.»
Да я понимаю прекрасно, но самое страшное, что ни мотивации ни энергии просто нет. Так, во всяком случае, я себя ощущаю. Но и оставлять все так как есть тоже нельзя, иначе степень деградации будет увеличиваться и дальше.

Доктор, если я заблуждаюсь по поводу формата общения с Вами на страницах форума (я имею в виду следующее – можно ли после Вашего ответа, продолжить задавать Вам вопросы, или Вы все сказали, что нашли нужным и мне не стоит «толочь воду в ступе»), то просто не отвечайте.

Но я хотел бы задать вам всего несколько вопросов. Постараюсь сформулировать их как можно более конкретно. И еще, очень прошу Вас, Доктор, ответьте на каждый (хотя бы по паре слов)

1) В первую очередь меня волнует субфебрильная температура. Поверьте, Доктор, я сейчас отношусь к своим соматическим (если так можно сказать) ощущениям более критически, чем два года назад, но эта температура меня очень сильно изводит, являясь большим источником тревоги и препятствием для продвижения к нормальному состоянию. В связи с этим вопрос.

Стоит ли мне более детально обследоваться на предмет соматических расстройств, или по мере стабилизации психического состояния температура нормализуется?

Если верно второе, то как преодолеть неприятные ощущения, связанные с субфебрильной температурой на данном этапе?

2) Могут ли капли в нос (нафазолин, галазолин и др.), которые я принимаю уже лет 20 через каждые полчаса, провоцировать психо - вегетативные расстройства?

3) Как я уже упоминал, я случайно встретил врача, лечившего меня. Я не стал вдаваться в подробности и лишь вкратце описал свое нынешнее состояние, сказав, что возможно я приду на прием после Нового года. Он же предложил лечение Ципрамилом (не знаю правильно ли я написал название) вкупе с ксанаксом (который, как я понял, Вы мне не рекомендуете). Вы не рекомендуете мне также обращаться в стационар, но из за сложного материального положения я не смогу покупать препараты самостоятельно, а там мне могут их дать бесплатно, хотя весь вопрос в том, что будет в наличии.

Как Вы думаете, подойдет ли мне лечение Ципрамилом?
(ВАЖНО!!!) Стоит ли мне вообще обращаться к этому врачу, или поискать другого (вероятнее всего в областном центре)?

Если все-таки можно обратиться к этому врачу, то как Вы думаете, - стоит ли мне познакомить его с Вашими выводами, относительно моей болезни (вообще-то врачи не любят советов со стороны, от кого бы они не исходили)?

4) В предыдущем письме я не зря упомянул про гипнотерапию. Один знакомый сказал (правда уже давно), что знает одного специалиста в областном центре, который лечит гипнозом подобные состояния. Хотя я и отношусь критически к подобным советам, но как Вы думаете, стоит ли попробовать, или это станет напрасной тратой денег и времени?

5) Так как в нашем городе плохо с психотерапией, то не могли бы Вы дать мне несколько советов, как специалист в данной области. Я на многое не надеюсь, но может быть, что-то мне надо поменять в самом отношении к себе и к своему состоянию?

Надеюсь на Ваше участие.

  
26.12.03 04:57
 

Здравствуйте, Юрий !

Прежде всего, пожалуйста, не употребляйте больше в тексте звездочки, в качестве разграничительной полосы, а если и будет в этом необходимость, пожалуйста, пишите их с пропуском. В противном случае поле написанного расширяется и текст не просматривается полностью.

Из-за этого пришлось много времени потратить на удаление звездочек и восстановление нормальных размеров всего текста в этом антраге. Спасибо !

Теперь по сути дела.

Субфебрильная температура может быть результатом хронического воспалительного процесса в придаточных пазухах носа, миндалинах, желчном пузыре и проходах, бронхах, предстательной железе.

Но при этих состояниях должны быть другие симптомы и положительные результаты лабораторных и инструментальных исследований.

Очень часто субфебрильная температура носит вегетативный характер и встречается при некоторых психо-вегетативных расстройствах, в частности, при так называемых, расстройствах соматизации ( соматоформных расстройствах ), о чем я уже писал в предыдущем постинге.

Для решения этого вопроса необходимо обследоваться у специалистов для исключения хронического воспаления в указанных мной органах и системах.

Если же температура имеет психо-вегетативную причину и лежит в рамках, так называемого, соматоформного автономного функционального расстройства, показано лечение одним из антидепрессантов класса SSRI ( например, упоминаемый Вами Citalopram + внушение в состоянии гипноза ). Я категорически не советую Вам использовать ксанакс.

Если на фоне этого лечения Ваше состояние улучшиться, можно будет с большей степенью достоверности говорить о соматоформном расстройстве.

К сожалению, личностные расстройства, ни антидепрессантами, ни гипнозом не лечатся. Когнитивно-поведенческая терапия - наиболее подходящая форма терапии этих страданий.

Капли в нос не вызывают психо-вегетативную дистонию, скорее, дистония может вызвать соматоформные расстройства в полости носа.

Если в стационаре имеется возможность бесплатно получить нужные Вам медикаменты, тогда возражений против стационарного лечения нет, хотя Ваше заболевание лучше лечить амбулаторно.

В отношении диагноза, который я у Вас предполагаю.
К сожалению, психиатрия, единственная из многих отраслей медицины, абсолютно ничего не выиграла от научно-технического прогресса и диагностика психо-эмоциональных расстройств, как и 50-100 лет тому назад, базируется на наблюдении, беседах и опыте врача.

Довольно часто, по ходу лечения и наблюдения, приходится менять диагноз. Поэтому, я думаю, что было бы целесообразней спросить у Вашего лечащего врача, что же он у Вас предполагает, но не говорить ему о моих предположениях. Впрочем, решайте сами.

Кроме того, консультация ещё одного специалиста, помогла бы установить истину. Если из трех-четырех заключений двое совпадут, это будет уже более и менее объективно.

Но главное, это Ваша реакция на лечение. Речь идёт, о так называемом, diagnosis ex juvantibus. Если антидепрессант, например, тот же ципрамиль, приведёт к появлению ремиссии, диагноз соматоформного или депрессивно-фобического растройства будет подтвержден.

Если же всё останется без изменений, то скорее всего, речь идёт у Вас о преобладании расстройства личности. В этом случае, успех когнитивно-поведенческой терапии лишь подтвердит диагноз.

И не надо впадать в отчаяние от этого диагноза. Очень многие исторические личности страдали той или иной формой психопатии.

  
27.12.03 02:58
 

В начало форума