Отзывы пользователей

Скайп

Отличный врач, душевный человек, море опыта и желания помочь! Спасибо Вам, доктор Горбатов! Увидимся в Скайпе ещё раз!

Скайп

Вчера состоялась еще одна беседа (повторная) с доктором! Доктор общается всегда на много больше времени, чем заявлено н…

Скайп

Большой гуманист и профессионал!Спасибо большущее!!

 

один вопрос-один ответ..мне нужна ваша помощь, доктор...

Доктор Горбатов с 2001 года проводит психотерапевтические беседы в Skype для более 15000 пациентов. Краткое описание работы форума
отредактировано January 2010 Раздел: Один вопрос
Доброго времени суток, доктор Джордж!

Меня зовут Юлия, мне 29 лет. Я хотела бы задать вам несколько волнующих вопросов. Но прежде экскурс в прошлое.

Родилась я в тяжелых родах, маме было на момент моего рождения 38 лет, беременность протекала очень тяжело, падала в обмороки много раз, один раз - до сотрясения мозга.
Родовую травму никто не диагностировал тогда, но с первого же дня меня заразили стафилококком в роддоме и сразу же начались уколы пенициллина, все это продолжалось длительно, с периодами ремиссии и обострения.
Все детство я была слабым ребенком, весь детский сад проболела и перенесла все, что только можно.
В школе также не оставляли ОРЗ, бронхиты, тонзиллиты, ангины. Часто простужалась, спортом особо не занималась, меня отдали в музыкальную школу и я из одного душного класса (обычной школы) кочевала в другой (за пианино).
В детстве была замкнутой, необщительной, смотрела исподлобья, говорила сквозь зубы. Ужасно боялась выходить к доске, отвечать при всем классе - у меня потели ладони, бросало в жар, отнимался язык и пропадала память. Некоторые (но не все) учителя шли мне навстречу и давали задания письменно, с чем я более чем успешно справлялась.
Итак, у меня была лабильная нервная система, я часто нервничала, переживала. Характер и воспитание не давали мне найти выход своему внутреннему напряжению, которое копилось, копилось..
В семье была неспокойная обстановка. Воспитывала мама, сама будучи психически больным человеком, не соглашавшаяся это признать и принять врачебную помощь. Она могла орать, закатывать истерики, могла притворяться мертвой, затихала в комнате и не выходила по много часов, однажды устроила акт самоповешания в ванной на бельевой веревке.. Вообщем, я забивалась в угол, сердце бешено стучало, мне было страшно, что я останусь одна, я боялась темноты, боялась заходить к ней в комнату и увидеть ее недышащей.. Я была похожа на дикого затравленного зверька. Мной никто не занимался. Я росла сама по себе. У меня были подруги, мы хорошо общались и я чувствовала себя спокойно, а приход домой из школы ждала с ужасом. Все зависело только от настроения мамы. Если она приходила в добром здравии с работы, то я выдыхала. Но если нет - мне попадало за все - не так убранную квартиру, за четверку в дневнике, за все. Я прятала дневник. Но ее это не останавливало - она переворачивала мою комнату, если его там не было, хватала меня и тащила к подружкам искать у них, даже поздно ночью..
Недомогания начались у меня сначала с того, что мне было плоховато на солнце. Начала болеть голова. Один раз в школе в душном классе потеряла сознание.
С мальчиками отношения не складывались. Вернее, очень много было ко мне симпатий, которые мне не были нужны. А тот, который практически был недоступен - был мне небезразличен. Это не было неразделенной любовью. С его стороны это было непонимание того, как нужно себя вести в таком возрасте с девочкой. И он прямо издевался надо мной. Я все терпела. Он мог довести меня до срыва, слез, мог пойти гулять, потом резко развернуться и уйти, бросив меня на полпути. Через год таких отношений он просто исчез. Я очень много плакала, мне не хотелось жить. Я перестала радоваться, ходить куда-то, я бродила около его дома в надежде встретить его, сидела дома, пересматривала наши фото, слушала музыку и медленно себя убивала. Я перестала есть. Я сутками плакала. Чтобы мама этого не видела - я уходила к бабушке-соседке, сидела у нее на балконе и рыдала. Там же у нее я потеряла сознание, упала о порог с такой силой, что должны быть переломы и синяки. Но когда приехала скорая, врачи аккуратно меня переносили, боясь, что есть переломы, а я встала и ни одного синяка.. С ощущением шока. Потому что я все то время, которое бабушка надо мной плакала, приводила в чувства, что-то делала надо мной, вызывала скорую- я все это время летела по огромному коридору в пропасть, просматривая свою жизнь..Мне поставили клиническую смерть. Когда я пришла домой, вместе со мной пришла бабушка, пыталась просить мать, чтобы она меня не ругала, что мне было плохо.. Она выгнала ее, ничего не захотев слушать, я молча прошла в комнату и легла. Она ко мне не подошла. .
Прошло 2 года. Я пережила потерю, начала активно общаться с друзьями, пропадала целыми днями, училась в университете, появилось много знакомых, подруг, друзей. Я начала курить, выпивать, ходить на дискотеки, радоваться жизни. Я была во внимании, мне было комфортно, меня принимали, понимали, любили и уважали. Я приходила к ночи домой только на ночлег. Я хорошо проводила время, даже слишком растрачивала себя. Но я очень хорошо училась. И когда произошел конфликт с преподавателем на первой сессии и мне была поставлена первая в жизни тройка - мне казалось, что все потеряло смысл. Мне испортили начинания мои в вузе, испортили этой оценкой мою зачетку, которая должна состоять только из одних 5-ок.. Я досдала сессию до конца, чего бы мне это не стоило, на одни пятерки, пересдала этот экзамен на высший бал. Но это было принципиально. Для себя. Только. Но дальше я перестала ходить на занятия..
Я не хотела ходить туда, где деньги имели большее значение, чем мои знания. Туда, где меня обидели, не поняли, оскорбили.. Я собираю вещи и ничего никому не говоря уезжаю в Москву. Я только получила паспорт и мне еще было 16 лет.
Меня ничего не держало в том городе, где меня не понимали дома и в вузе. Я написала записку дома и уехала. Жила в общежитии, причем нелегально, с 12 ночи и до 6 утра, и не в самой Москве, а в подмосковье. Таскала по вагонам метро газеты и журналы..и мечтала поступить в МАДИ.
Вся эта история закончилась через полгода. Я все время думала, как там дома..Но не звонила. Меня никто не искал. Через полгода, после одной ночи и кошмарного сна..я пошла на телеграф звонить. В телефонной трубке я услышала знакомый крик, этот голос орал, что если я не вернусь и не восстановлюсь в вуз, то она повесится и этот грех будет на моей душе до конца дней моих.. Сама я не волновала никого. Я много курила, у меня был недобор веса, я была истощена морально и физически, я потеряла смысл этой жизни. Здесь все не так, как хотелось бы, здесь миром правят деньги. Не имеют ценность твои мозги и твоя душа..Зачем?
Я вернулась. Под угрозами очередного суицида, я вернулась в вуз, наверстала за месяц все полгода, мне это было несложно, сдала все зачеты и экзамены. Но сложность была в другом. Я делала то, чего не хотела делать. Я перешла через себя и свои принципы, вернувшись. Я убила в себе свою «Я». И мне было уже все все равно. Я все делала машинально. Без эмоций. Меня как будто сломали. Я была вынуждена похоронить свои мечты и «жить как все».
Мне все чаще становилось плохо в вузе, часто было предобморочное состояние, я уходила в туалет, стояла около окна, обливалась холодной водой, чтобы как-то снять этот жар в голове. Несколько раз становилось неважно в транспорте. Мучали головные боли. Я плохо спала. Не высыпалась. И все привело к тому, что однажды в институтской библиотеке, стоя в очереди, чтобы получить книги, мне стало так жутко! Мне было плохо, меня накрывало волнами и не отпускало совсем, я тряслась, задыхалась, у меня был страх смерти.. Скорая увезла меня домой, наколола чем-то и я спала.
Это было начало конца. В тот же день я перестала курить. Кучи обследований, месяцы борьбы, ПА каждый день по 4-5 раз. Я не понимала, что со мной. Из всех обследований только на энцефалограмме были отклонения – изменения в стволовых структурах.. Мне ставили вегето-сосудистую дистонию, ПА называли симпато-адреналовыми кризами и никто не говорил, что с этим нужно делать.. Я как и прежде была одна.
Сейчас мне 29. За эти долгие годы борьбы я испробовала все лекарства. Я поняла, что у меня паническое расстройство. Но тогда, в самом начале агорафобии не было. Но потом становилось плохо в магазинах, на мосту, в транспорте, в очередях и я постепенно ссужала места своего пребывания. Ограничивала себя. Перестала общаться, куда-то ходить. Устроилась на работу, на которую ползала по стенке. Агорафобия подкралась и вошла в мою жизнь. Она стала править мною. Я чувствовала себя больным, никому не нужным человеком. Мне было плохо, но я вынуждена была ходить на работу, чтобы были деньги. Но становилось все хуже и хуже. Я стала прыгать с одного больничного на другой. Мне было неудобно, стыдно.. Я никому не могла признаться, что мне СТРАШНО выходить из дома, страшно ходить по улицам. Меня накрывала ПА, я снимала даже в мороз на улице с себя шапку, пальто, я задыхалась и была уверена – вот сегодня я точно умру. Но я не умирала. Постепенно приступы меня истощили, у меня не было сил просто передвигаться. Мне было ужасно стыдно, что я не справляюсь с работой, что могут подумать, что я болею.. Я сходила с ума.. И я ушла с работы.
И вот я второй год дома. Вместе с мамой, психическое состояние которой оставляет желать лучшего. Я не могу с ней общаться. Видеть ее. Я закрылась ото всех. Я ни с кем не общаюсь. Ничего не хочу. Вернее, я много чего хотела.. Но все не так.. И что теперь.
Я начала разбираться в себе. Искать в себе причину. Перечитала кучу литературы. Начала понимать, что со мной. Пыталась связаться со своим врачом, разговаривать с ним.. Он назначал мне эглонил, фенибут, хлорпротиксен, феназепам, клоназепам, сирдалуд, амитриптилин, обзидан, этаперазин, инстенон, пикамилон, пантогам, витамины группы В, кучу «сосудистых»..Эффекта не было.
Я много раз спрашивала о своем диагнозе, но ответ был один - ВСД. Депрессию он не находил во мне, агорафобия – такого диагноза по-моему он и не знает. Говорит, «у тебя вегетатика пляшет, потому что есть небольшая органика, не волнуйся, я бы сказал, микроорганика». Что это означает- я так и узнала. На сегодняшний день он предлагает мне лечение Кломипрамином и все.

В связи с этим, несколько вопросов:
1. кломипрамин – принесет мне хоть что-то хорошего? Я считаю, что в моем случае, мне лучше бы подошел Пароксетин. Если это похоже на истину, то распишите его схему.

2. я не могу выходить из дома, постоянно ищу повод остаться. Понимаю, что...

Комментарии

  • отредактировано January 2010
    Здравствуйте, Юлия,

    я отвечу вам в вашем следующем топике.
Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы комментировать.